Сбудутся ли экономические прогнозы — 2022

После начала глобальной экономической, политической и социальной бури, во многом связанной с пандемией, только заядлые оптимисты или закоренелые циники берутся что-либо серьезно прогнозировать.

На 2022 год Счетная палата РФ нарисовала достаточно пессимистичный экономический сценарий. Поэтому реальный, а не статистический рост ВВП в ближайший год будет близок к нулю. После стремительного роста цен на металл и пшеницу ее значительное снижение. Но стоимость продуктов питания как в мире, так и в РФ будет продолжать расти.

Зарплаты бюджетников останутся на нынешнем уровне, а малый бизнес продолжит испытывать трудности, в основном из-за пандемических ограничений и падения потребительского спроса у россиян. В целом Россия, как и почти весь мир, в следующем 2022 году погрузится в стагфляцию. Как поясняет доктор экономических наук Игорь Строев, «это состояние экономики, когда депрессия сочетается с экономическим спадом, а цены растут вверх. При этом в первую очередь страдают рядовые потребители, на которых цены падают от раскрученной инфляционной спирали, особенно на продукты питания».

На самом деле многие эксперты-экономисты впадают в пессимизм. Если им верить, то «мы находимся в затяжном системном кризисе со структурной и технологической деградацией, с поляризацией общества, увеличением имущественного разрыва между богатыми и бедными, ростом социальной напряженности».

В подтверждение приводятся данные о том, что с 2008 года среднегодовой темп роста экономики в России составляет ниже 1%. Реальные доходы простых россиян с 2014 года упали на 13-14%. И это все было до ковида, который нельзя списывать на все неудачи и трудности.

И, конечно же, эти скептики пророчат затяжной провал почти по всем экономическим позициям. Но это будет? С одной стороны, по экспертным оценкам, за прошедший 2021 год средние расходы российских домохозяйств увеличились на 20%, то есть мы тратим на 20% больше денег на покупку стандартного набора услуг и товаров. И даже если это так (ведь есть и куда более приятные официальные цифры в районе 8-9% инфляции), то далеко не факт, как говорит наш президент, что в 2022 году рост цен будет именно таким быстро. Ведь российская экономика научилась приспосабливаться к санкциям, ковиду, коррупции и черт знает чему еще. Бизнес стонет, но выживает. Работа есть, хоть и с низкой зарплатой, тем более что массовый исход гастарбайтеров оголил стройки и русские ждут там с распростертыми объятиями. Дефицит рабочей силы, по разным оценкам.

Если в пандемический 2020 год с российского рынка ушло более миллиона компаний, то в прошлом году за девять месяцев закрылось 360 тысяч. Уже, согласитесь, где-то половина, а остальные, похоже, выживут и при определенных условиях могут вырасти. Так что серьезных поводов для паники нет. Да, экономика вряд ли взорвется, но точно перестанет падать.

Скорее всего, наше правительство продолжит не совсем разумную политику расходования 1,5-2 трлн рублей в год на обслуживание госзаймов. Зачем эти кредиты, при том, что у нас накоплены резервы в 19 триллионов рублей? Как при таких оговорках можно планомерно недофинансировать социальную сферу, повышать налоги, акцизы, торговые и утилизационные сборы, снижать налоговые льготы для малого бизнеса? Ответы на эти вопросы мы можем получить в следующем году.

Сергей Калашников,

доктор экономических наук, заслуженный экономист Российской Федерации:

— Наши рассуждения вокруг некоторых цифр кощунственны. Основой экономического анализа является статистика; такой статистики в РФ просто нет. Сравнение на основе статистических данных, публикуемых в РФ различными источниками, просто не оправдано с точки зрения серьезного экономического анализа.

Несмотря на декларации и лозунги, правительство ничего не делает для решения проблемы бедности в России. Здесь прогнозируется рост реальных доходов россиян. Но на чем основано это доверие? Объективных причин, условий для улучшения жизни простых людей просто нет. В некоторых отраслях наблюдается рост от спада, начавшегося в 2014 году. Это настолько небольшой рост, что не оказывает существенного влияния на рост ВВП страны.

Хранить денежные сбережения дома категорически неправильно. Первая причина в том, что деньги катастрофически обесцениваются. Положив 100 рублей, вы увидите через день, что их уже 90. Более того, с 2022 года грядет мощная электронизация денег, то есть перевод наличных денег в определенную цифровую форму, будь то цифровой рубль, переводы из карта к карте. Денежные средства подходят к концу.

Если вы держите их дома, вы можете оказаться в ситуации, когда они станут мусором. Покупка товаров длительного собственного потребления не для продажи в критической ситуации, а для собственного потребления – один из самых надежных способов, позволяющих хоть как-то сохранить имеющиеся сбережения.

Андрей Нечаев,

доктор экономических наук, профессор, бывший министр экономики РФ:

— На протяжении многих лет мы находимся в ситуации, как говорят правительственные экономисты, «положительной стагнации» с темпами роста в 1-1,5%, что явно не позволяет решать наиболее острые проблемы, стоящие перед страной в области уровня жизни.

Инфляцию также иногда называют «налогом на бедных». В этом смысле тот факт, что продовольственная инфляция существенно превышает средний рост цен, означает, что уровень жизни бедных, доля которых в потребительской корзине часто высока, часто превышает 70%, он упал больше, чем в среднем цифры показывают.

Евгений Гонтмахер,

доктор экономических наук, профессор:

— Все цифры роста, которые нам говорят, хотя мы в них верим, производятся небольшим количеством отраслей. Понятно, что нефтегазовая отрасль процветает, особенно в условиях, когда цены на нефть поднялись до приличного уровня в 70 долларов за баррель. Газ в Европе покупается по совершенно сумасшедшим ценам. Рост в этих отраслях есть и вроде бы неплохой. Растут объемы поставок, выручка и, возможно, заработная плата. Но есть официальные данные по обрабатывающей промышленности, и там все не так радужно: рост около нуля, чаще отрицательный.

Руслан Гринберг,

член-корреспондент РАН, научный руководитель Института экономики РАН:

— Большое значение будет иметь ситуация с добычей газа и ценами, с одной стороны, и темпы перехода к зеленой экономике, с другой. Я очень надеюсь, что напряжение между Западом и Россией начнет ослабевать. Мы должны защищать и сохранять нашу общую среду обитания.

Если не будет подвижек в отношениях, в лучшем случае темп роста нашего ВВП будет на уровне 1-2%. Особого подъема экономики в 2022 году я не жду. Откуда он может взяться? Благоприятные условия для малого и среднего бизнеса еще не созданы и риски крайне высоки. Крупному бизнесу не дадут умереть, но и экономического чуда не произойдет.

Заметного роста реальных доходов населения ожидать не приходится, а цены на продовольствие продолжат расти. Что касается «черных лебедей», то для России это резкое ускорение энергетического перехода, устойчивость пандемии и усиление санкционного давления со стороны Запада.

Что касается цены рубля, то она, как валюта, зависящая от цены углеводородов, может даже укрепиться. Но, скорее всего, в исторической перспективе это будет один из последних счастливых периодов для нашей национальной валюты. Ведь отказ от углеводородного сырья теперь не просто лозунг, а глобальное стремление. В среднесрочной перспективе мы рискуем многое потерять, если не найдем замену ископаемому сырью.

Источник: mirnov.ru

Оцените статью
Добавить комментарий